Opposition as a way to get rid of feeling of inferiority

Вопрос о том, будет или нет в обозримом будущем на Руси очередная революция, постепенно сменился вопросом о том, какой именно она будет. Если пытаться просто решить этот вопрос, исходя из конкретики текущей ситуации, то можно утонуть в калейдоскопе конкретных комических персонажей: трусливый вождь коммунистов, больше всего на свете боящийся получить власть, поп-дива почти-родственница почти-президента Ксю Собчак, подавшаяся в пламенные вольтерьянцы, кусачая светская обозревательница в п-датой шубе, она же жертва режима, миноритарный оппозиционер, рукопожатый самим Обамой, бывший министр финансов, ставший после изгнания из правительства жутко оппозиционным, еще один бывший министр, еще один, еще один

Однако если вспомнить российскую историю, в которой всегда все повторяется, то очень хорошо видно, что является закваской очередной революции и чем это для нее, этой самой закваски, кончается.

Любимая тема классической русской литературы была тема лишнего человека. Если отвлечься от романтики, то проблема была в том, что в огромной, но малоразвитой царской России мест для работы образованного человека было мало.
( Read more... )
И тут нужно вспомнить, что пламенный революционер В.В. Ленин начинал с неудачной юридической карьеры, продул несколько процессов, ушел Стал бы он этим самым революционером, если бы юристам платили бешеные бабки и они были бы нарасхват, кто знает?(тут я повторил известную байку, каюсь, прошу посмотреть присланную в комментах уважаемым читателем ссылку) Если посмотреть на других революционеров, то те же лишние люди, не пристроившиеся в Росии, были делом обычным.

Также из курса Истории КПСС вспоминается, что половина эс-деков была от вошедших в ее состав еврейской организации Бунд. Люди там тоже образованные, и тоже не вросшие в структуры или недовольные своим положением.

После социалистической революции эта категория лишних людей пропала. Я не говорю, что физически она пропала как класс. Думаю, что большинство тех, кто даже включился в госструктуры, заняв комиссарские должности, потом, наедине с собой, не мог понять, чего они бузили, организовывали кружки и просвещали рабочих. Жили себе неплохо, зарабатывали на жизнь особенно не надрываясь, кто гешефтиками, кто журналистикой или еще чем, держали прислугу, ездили в Баден-Баден на воды, а когда особенно остро щемило чувство, что тебя зажимают, то в Вене, в кафе Центральное, под шницель и кофе обсуждали контуры будущего переустройства мира
( Read more... )
Или недовольные строем светские обозреватели. Они что в СССР захотели? Что они будут там светски обозревать?

Но, вместо того, чтобы ругать зажравшийся и неожиданно от глупости, себе во вред, взбунтовавшийся московский бомонд, я должен сделать вывод о том, что люди это не создания, которые стараются только сожрать и выпить, у них есть и духовные интересы.

И одна из вещей, которые человек как социальное существо не может пережить это осознание своей ненужности. Думаю, что даже Боженка в п-датой шубе, набиваясь на очередной фуршет, где-то в глубине своего сознания думает: Эх, был бы СССР, работала бы на фабрике мотальщицей, была бы полезным, уважаемым человеком

Так что, подытоживая, можно придти к следующим выводам:
1. Революция будет. Очень скоро, не очень скоро но будет.
2. Активную роль в ней будут играть( Read more... )